Foto van een onderzoeker

onderzoek

De laudatio werd tijdens de uitreiking door prof. dr. Aude Merlin uitgesproken in het Russisch. Hieronder vind je de Engelse vertaling ervan, evenals de originele Russische tekst.

Laudatio uitgesproken door prof. dr. Aude Merlin

Dear Svetlana Alexandrovna!

How happy I am to see you again, even “from a distance”! We are all happy to feel your presence, despite the circumstances.

Welcome to BOZAR, to our real and virtual Belgium. I wish I could hug you and feel your presence here on the stage.

But the most important thing is that you are here.

That your work is here. With us.

All the human voices that you have collected, listened to for decades, and continue to collect, are here. All those voices to which you dedicate your life are with us. Thanks to you. They resonate in your books and now through your presence.

On April 26, one of those voices, that of Elena (Lyusya, Lyusenka), resounded around the world, in multiple languages, thanks to the initiative of director Bruno Boussagol. In Brussels, it resounded in our university in several languages, including Russian; then in the small dark room of a theatre; in the evening, it was heard in the Marguerite Yourcenar passage, and, finally, in a park, under a chestnut tree in bloom, under the stars: in French, Italian, Bielorussian, among others. We, a chorus of women standing in a circle, were reading, in turn, the Prologue of the Chernobyl Prayer. The silence between our voices was interrupted only by birdsongs and children playing. As I watched these children, I remembered – if I may – your own childhood and thought of the voices of the village women you listened to as a little girl. Those women who spoke about life and death, after the war. Who spoke of love.

Like Lyusya who, at the end of the prologue, insists that she is talking about love.

What will remain of this evening of April 26, in the memory of our children under the chestnut tree in bloom? Will they remember Lyusenka’s words in a generation? Will these words influence their view of the world?

Dear Svetlana, you have recorded and continue to record both the past and the future. You are a historian of the soul. Your sympathetic ear, your extraordinary capacity to listen both create an extraordinary mosaic that transcends time.

You allow us to hear this chorus of sincere and generous voices that speak the truth in spite of the prohibitions of power, of the official narrative, and come up against censorship, pressure, and obstacles.

They reveal the complex fresco of the life of the « red man », from the ‘land of wars and revolutions’, as you say. From the land of victims and executioners. From the land of great utopia and deep despair, of broken destinies.

“By telling, people create.” Yes, these simple people are great poets. They are philosophers and dramatists.

They make us think. The women of The Unwomanly Face of War, the mothers of Boys in zinc, the women of The Chernobyl Prayer speak to us, address us. Even today, the women of Belarus, of which you are one, the women of Belarus, where history is written in the street, are calling out to us. Through their non-violent civic struggle, through their peaceful resistance to authoritarianism, torture and repression, they are fighting for a dignified and human future. They inspire us. I would like to mention here, in particular, the names of three young women journalists, currently in prison: Katsyryna Barysevich; Katsyryna Bakhvalova (Andreeva); Darya Chultsova.

They inspire us and your extraordinary work, dear Svetlana, inspires us. I would now like to speak to my dear students who want to discover the history of the ‘red man’. Without this knowledge one cannot understand the present, so much does this heart-rending history still flow in his veins. To this end, I strongly advise them, every year, from the very first class in September, to read Second Hand Time as a matter of urgency. To urgently read all of Svetlana Alexievitch’s books.

Let me also share with them the beautiful dedication you so kindly wrote to me at our last meeting in 2017:

“May we believe that we are not powerless in the face of this absurd time. Let us believe in ourselves and in the power of the word”.

Лавдация

Дорогая Светлана Александровна !

Как я рада снова видеть Вас, хотя бы дистанционно, как сейчас говорят! Как мы все рады чувствовать Ваше присутствие, несмотря на обстоятельства.

«Добро пожаловать» в БОЗАР, в реальную и виртуальную Бельгию. Так хотелось бы Вас обнять. Хотелось бы, чтобы Вы стояли или сидели рядом с нами, здесь на сцене.

Но самое главное, что Вы здесь.

Самое главное, что Ваше творчество здесь. С нами.

Все голоса, все эти человеческие голоса, которые Вы десятилетиями собирали, слушали, принимали и принимаете - здесь. Все эти человеческие голоса, которым Вы посвящаете свою жизнь, все с нами. Благодаря Вам, они в нас. Они звучат и в Ваших книгах и сейчас через Ваше присутствие.

Двадцать шестого апреля, буквально неделю назад, один из этих голосов, голос Елены (Люси – Люсеньки), звучал по всему миру, на разных языках, по инициативе режиссера Бруно Бусаголя. В Брюсселе, он звучал в нашем университете – на разных языках, в том числе и на русском; затем он еще звучал в маленьком темном зале одного театра; вечером, он звучал в переулке имени Маргерит Юрсенар и одновременно под открытым небом, под цветущем каштаном в парке.

На французском, итальянском и белорусском, в том числе. Мы, женщины, читали, по очереди, стоя в кольце. Цепочка голосов, эстафета. Пролог «Чернобыльской молитвы». Тишину между голосами прерывали только птичьи песнопения и шум детских игр. Посмотрев на детей, вдруг вспомнила Ваше детство, - если позволите так сказать: то, как Вы, будучи девочкой, слушали деревенских женщин, которые говорили о жизни и о смерти после войны. Говорили о любви.

Так и Люся, в конце пролога, настаивает на том, что она говорит именно о любви.

Что запомнилось, неделю назад, под открытым небом, нашим детям? Как они через некоторое время, через поколение, будут вспоминать слова Люсеньки? Как эти слова повлияют на их мировоззрение?

Дорогая Светлана, Вы записывали и записываете и прошлое, и будущее. Вы - Историк души.

Ваше доброжелательное ухо, Ваша невероятная способность слушать рисуют удивительную мозаику, которая превосходит время.

Вы нам даете возможность услышать этот хор искренних и щедрых голосов, который раскрывает истину, вопреки запретам власти. Который идет в разрез официальному нарративу. Который сталкивается с цензурой, с давлением, с препятствиями.

Проявляется разнообразная и тяжелая фреска жизни советского красного человека. Из страны войн и революций, как Вы говорите. Из страны жертв и палачей. Из страны Великой утопии и глубокого отчаяния, поломанных судеб.

«Рассказывая, люди творят». Они сами поэты. Философы. Драматурги.

Они нас заставляют думать. И женщины из «У войны не женское лицо», и матери «Цинковых мальчиков», и женщины «Чернобыльской молитвы», обращаются к нам. И сегодня женщины Беларуси, в том числе и Вы, женщины Беларуси, где история пишется на улицах, обращаются к нам. Не насильно, силой убеждения, сопротивляются авторитаризму, пыткам и репрессиям; борются за достойное, гуманное будущее. Они нас вдохновляют. Я тут хотела бы остановиться, и упомянуть имена трех молодых журналисток, которые сидят в тюрьме: Катерина Борисевич ; Катерина Бахвалова (Андреева) ; Дарья Чулцова.

Ваша изумительная работа нас окрыляет.

В свою очередь, я обращаюсь к своим дорогим студентам, которые хотят открыть для себя историю красного человека, понять настоящее время. Эта история такая душераздирающая, что она до сих пор течет в жилах людей. Чтобы они все это поняли, я своим дорогим студентам настоятельно советую каждый год, в сентябре, еще с первой лекции, прочитать «Время секонд хэнд». Прочитать все книги Светланы Алексиевич.

И позвольте мне с ними поделиться милой надписью, которую Вы так любезно мне оставили в последний раз, когда мы с Вами встретились, в 2017 году:

«Будем верить, что мы не бессильны в наше абсурдное время. Верим в себя и в слово».